ПУХОВ Михаил
”Обложка ”Автограф


ПУХОВ Михаил Георгиевич

 

Пухов Михаил Георгиевич – очень интересный человек. Впервые я наткнулся на один из его рассказов в журнале «Знание - сила», который я выписывал и читал запоем. Мне очень понравились его фантастические рассказы. Емкие, лаконичные, ничего лишнего. И что немаловажно - интересные.  К сожалению, Михаил Георгиевич не был «плодовит», у него всего три небольших авторских сборника рассказов и, кажется, две повести. Печатался он и в журналах «Искатель», и в «Техника - молодежи». В последнем Пухов заведовал отделом фантастики.

Однажды, будучи в командировке в славном и интересном городе Москве,  я «завис» и слонялся без дела пару дней. Документы, которые я проталкивал по многочисленным институтам и ведомствам, неожиданно и безнадёжно улеглись на бюрократических столах по причине пребывания в командировке некого человека, которого нельзя было «перепрыгнуть». Такое в нашей жизни бывало. Мне сказали: жди, потому как только он, этот самый человек,  и решает нужные тебе вопросы. Вот я и ждал. А что бы не тратить время впустую, я вдохнул глубоко для храбрости и позвонил в редакцию журнала «Техника – молодежи» Пухову М., испросив согласия на встречу. Михаил Георгиевич, по-видимому, в тот момент тоже пребывал в состоянии творческой рассеянности, потому как с удовольствием дал согласие на встречу. Мы договорились о времени нашего рандеву. Михаил Георгиевич пообещал к нужному часу оформить мне пропуск.

Редакции всех молодежных журналов – «Техника – молодежи», «Вокруг света», «Искатель», «Молодая гвардия» и многих других находились в высоченном здании, кажется в 20 этажей, что расположено на Дмитровском шоссе. В те времена Москву я знал уже достаточно хорошо и ориентировался свободно. К назначенному времени я прибыл в офис, предъявил свои документы, командировочное предписание. Вахтер посмотрел на мои документы, позвонил Пухову, уведомил его в прибытии посетителя и вручил мне пропуск. Я прошел в вестибюль. Кабинет Пухова находился где-то на 10-этаже, сейчас точно и не помню, где-то посредине этой высотки. Вошел в лифт и поехал вверх, «до самых высот». Ну, без приключений жизнь редко обходится…. Тем более, что в таком небоскребе я был впервые. Естественно, лифт, миновав все предыдущие этажи, доехал до 20 этажа, и там почему-то застрял. Сотовых телефонов, чтобы позвонить и сообщить о своем местонахождении, в те времена еще не было. Вот и сидел я тихонько на самой верхотуре, скромно помалкивая, аки библейский Иона во чреве китовом. Но, думаю, чего же сидеть сложа руки? Надо что-то делать для своего освобождения из лифтового плена. И начал я кнопки разные тыкать. Есть такой научный способ познания действительности, «метод тыка» называется. И вот этот проверенный метод принес таки  положительные результаты: лифтовое хозяйство очнулось от летаргического сна, динамик лифта зашипел, потом загудел и чей-то голос спросил:

– Что-то случилось?

– Да вроде бы как застрял маленько.

– А где вы?

– Под крышей, вроде как на двадцатом.

– Странно, а у меня другой этаж... Ладно, ничего не трогайте больше и никуда не тычьте  пальцами.

Лифт вновь загудел, дернулся и пошел вниз. Долго шел, до самого упора. Встал, постоял маленько, словно размышляя. Лифт-то современный был, с программным управлением. Но дверь не открывалась. Поразмыслив, лифт опять пошел  наверх, и вновь остановился на двадцатом.

– Ну,  как? – спросил тот же голос.

– Что как? – ответил я

– Вы приехали уже ?

– Да. Приехал опять на двадцатый. А до этого был на первом.

– А чего же вы не сошли?

– Где? На первом?

– Да.

– А мне на первом зачем выходить? Мне не нужно на первый этаж. Да и  дверь не открылась.

–Так вы бы нажали кнопку открывания дверей.

– Так вы же мне сказали, чтобы я не нажимал больше ничего.

– Вы интересный какой-то!..

– Да, я из Казахстана.

– Теперь поняла. А вам куда вообще-то надо?

– Вы знаете, я уже позабыл, какой этаж. Мне надо в журнал «Техника-молодежи».

– Ага, ясненько. Сейчас мы вас доставим на нужный вам этаж. Одну минуточку…

И лифт, загудев, снова пришел в движение. На нужном мне этаже остановился и я наконец-то покинул кабину лифта. Проходя по коридору в поисках нужного мне помещения, я встретился с  высоким, худощавым, слегка сутуловатым мужчиной средних лет, в джинсах и сером свитере, торопливо шагавшем мне навстречу. Мы оба пытливо взглянули друг на друга, словно «провалившиеся» разведчики при обмене на границе и разминулись.

Я нашел искомый кабинет. Вошел в распахнутую настежь дверь. Никого. Но хорошо чувствовалось недавнее присутствие хозяина кабинета. Как говориться, «дымилась оставленная на столе трубка». Я попятился наружу и, выйдя в «предбанник», принялся разглядывать размещенные на стенах картины. Картины были мне хорошо знакомы, поскольку они в своё время публиковались на страницах журнала ТМ в рамках конкурсов, таких, как «Мир завтрашнего дня» и т.д.

Через некоторое время встреченный в коридоре мной человек вновь появился на пороге и я понял, что это и есть писатель Михаил Пухов. Вошедший улыбнулся и протянул мне руку:

–Здравствуйте! Вы – Владимир? Это вы договаривались о встрече? Что-то случилось?

– Да, – кивнул я головой и пожал протянутую руку. – небольшие затруднения с лифтом.

Пухов улыбнулся:

– Ну, бывает. Давайте-ка пройдёмте в кабинет.

Мы вошли в небольшой кабинет заведующего отделом фантастики. Два находившихся здесь стола были завалены книгами, журналами, рукописями. Как говорится, царил творческий беспорядок...

– Располагайтесь. – произнес сказал Пухов и показал рукой на кресло для посетителей. – Может, чайку?

И под горячий чай между нами завязался разговор. Говорили мы о много и о разном. И долго. Михаил Георгиевич оказался очень увлекающимся человеком… Расставаться не хотелось. Но ведь пора и честь знать! – время рабочее. Я попросил Михаил Георгиевича на прощанье подписать мне книгу и он с удовольствием откликнулся.

Когда я вынул из «дипломата»  протянул ему книгу «Картинная Галерея», то Пухов со смущенной улыбкой на лице спросил:

– Владимир,  а вы не могли бы отдать ее мне? Вы понимаете, я все свои экземпляры данного сборника по запарке раздал приятелям. А теперь у меня не имеется самого первого сборника. А я бы вам подписал свою вторую книгу – «Звездные дожди»

Я в раздумье почесал в затылке. Хотелось сделать приятное человеку. Да не просто человеку, а уважаемому мной писателю. Но книжку мне, как страстному библиофилу, утратить   было очень жаль. И после недолгой, но трудной борьбы книжный жлоб, сидящий где-то глубоко во мне, одержал победу.

– Вы знаете, Михаил Георгиевич, к сожалению, нет. Да и первый сборник, на мой взгляд, сильнее, нежели  вторая книга, которую я тоже уже прочел. 

– Ну, - развел руками Пухов, улыбаясь и шутливо вздохнув.  – Как книголюб, я вас понимаю. Не судьба, видать. Но  что же? Делать нечего.

Тем не менее, автограф он  подписал. Я поблагодарил писателя и, опустив книжку в «дипломат»,  ободрил писателя:

– Михаил Георгиевич, вы не расстраивайтесь. Клятвенно обещаю раздобыть ваш первый сборник. Специально для вас. Поверьте, я  приложу все силы.

– Да ладно, - улыбнулся Пухов. – что теперь? Спасибо вам. Я буду надеяться. А может, и сам где-нибудь отыщу.

Мы душевно распрощались и расстались. Я покинул здание на этот раз уже без всяких приключений и  вполне довольный собой. Но вот грызла меня мысль: неловко как то получилось с Михаилом Георгиевичем. И как выполнить данное Пухову обещание? Тут ведь такое дело – можно годы искать. Но,  по-видимому, судьба была ко мне благосклонна и после истечения трех месяцев, снова будучи в командировке в Москве, я на книжной толкучке наткнулся на книголюба, продававшего три книжки «оптом». И среди них в том числе книгу Пухова «Картинная Галерея». Я тут же, не раздумывая, приобрел книги. Хотя две другие мне были вовсе не нужны. Но какое это имело значение? В руках у меня был совершенной новенький, «муха не сидела», экземпляр так нужной мне книги. Выбрав время, я позвонил Михаилу Георгиевичу.

После обмена приветствиями (Да-да, я помню вас, Владимир) я спросил:

– А что, Михаил Георгиевич, вы до сих пор не нашлю «Картинную Галерею»?

–Увы! - ответил Пухов.- Не попадалась. Пока не везет.

– Ага, значит мне повезло больше, чем вам! А я свое обещание сдержал и книгу такую для вас нашел! – горделиво произнес я. – Если она вам нужна, то давайте договоримся о встрече.

Пухов шумно обрадовался, поблагодарил меня и мы быстро договорились о времени нашего рандеву.

…Когда я вручил книгу автору, последний был страшно счастлив:

– Вы понимаете, Владимир, Первый сборник! Понимаете, Первый! Это же как первое дитя. А у меня не оказалось в наличии. Вот спасибо! Вы меня очень, очень выручили и порадовали.

Он быстро взял лежащий на столе свой сборник «Звездные дожди, размашисто подписал его и торжественно вручил его мне:

– Вот! Это вам! Спасибо, Владимир. – он снова улыбнулся. – Что я могу еще сделать для вас? Я не волшебник. Но кое-что могу…


”Обложка ”Автограф

Скромничал Михаил Георгиевич. Он действительно оказался немного волшебником. И слово свое Михаил Георгиевич сдержал. Благодаря ему я встретился еще с двумя замечательными  писателями, а также получил автограф писателя Рыбина Владимира… Но это уже совсем другие истории и вы прочитаете об этом на других страницах.

Вот такая история этих двух автографов общительного человека, интересного и своеобразного писателя Михаила Пухова, который, к сожалению, рано ушел от нас. Но память о нём осталась добрая и светлая.


НАЗАД



Hosted by uCoz