”Рис-заставка^тюльпаны и бархан”
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
ФЕНОМЕНЫ «ОЗЕРНОГО ЛАБИРИНТА», или НЕБЕСНЫЙ ЭЛЕКТРИК
                                      (Окончание)

После грибного разочарования отправились искать тросы. С тросами оказалось не намного веселее, чем с грибами. После утомительных хождений по огромному склону давнишней лесоразработки всё же нашли пару нужных обрывков и с чувством исполненного долга направились к давно манившему нас сооружению. Подошли мы к вышке смотреть на неё страшно, настолько ветхая, а ввысь на обзорную площадку маняще ведут пролёты тоже обветшалых и потому опасных для восхождения лестниц. Но полезли вверх, охота пуще неволи, дело молодое, адреналин бурлит. Забрались на самую верхотурину оттуда вид открывается сказочный! Озеро, скалы по берегам, далёкие белеющие пляжи, извивами уходящая от озера речка Пулома, леса вокруг. А прямо внизу, сверкая в лучах солнца, раскинулась на километр во все стороны вырубка, чуть белеющая и краснеющая снизу изобильной россыпью созревающих ягод в сплошном ковре брусники. И ни одного человека вокруг не видно, сплошной дикий простор, благодать!
Побалдели мы немного от восторга и вниз полезли. Спустился я, подошёл к оставленному у подножья вышки пакету с грибами-сыроежками, поверх которого сложил обрывки троса … а тросов-то и нет. Ни одного обрывка. Как и не было никогда! И вокруг ведь пустое пространство: без единого деревца более чем на километр вокруг в любую сторону, где бы мог спрятаться неожиданный шутник. Что за мистика?! Чьи это шутки?! Почесали мы репы, а делать нечего, проволока нужна, и мы снова пошли в обход вырубки в поисках канатов и проволок. Ещё часа три бродили ни одной самой захудалой проволочки не нашли. Так и вернулись в лагерь пустые, рассказали о происшествии соседу по стоянке художнику-мультипликатору Сашке. Тот пожал плечами и заметил, что вырубка та недоброе место и ходить туда без особой нужды не следует. Правда, их женщины бруснику там собирают, но только по самому-самому ближнему к лагерю краешку вырубки, а к виднеющемуся вдали триангулятору боятся приближаться, не по себе там как-то. Такие вот непонятные пространственные ограничения. Прямо-таки аномальная зона. И сами ведь только что убедились, когда у нас сгинули непонятно куда отысканные с таким трудом обрывки тросов. Было от чего почесать в затылке!
Но мало того! Вечером мы сидели у костра, ужинали, потихоньку выпивали с мужиками, в перерывах между запевами под гитару, ”Лагерь на Пуломе”которую, кстати, мы тоже прихватили с собой в поход. В очередной перерыв отставили гитару к дереву метрах в трёх от стола со скамьями, на которых мы обустроились коллективно трапезничать. Накапали чуток водки по кружкам, остановились тост произнести и тут слышим – гитара перебором забренчала. Я-то ближний к ней сижу, нет там никого, твёрдо знаю, но голову тут же поворачиваю – дерево, к нему прислонённая гитара – и точно, совершенно никого вокруг, полный штиль и пустота. Все тоже молча уставились на гитару, это ведь не одиночный треньк струны от упавшей шишки, скажем, а настоящая игра перебором, хотя без явной мелодии, потому что кратко, но ведь взят аккорд и затем по каждой струне, как технически положено, отчётливо прошлись с одинаковым интервалом. А рядом с играющим инструментом никого, даже мыши не видно, которая, как известно с детства, и яйца хвостиком разбивает. Мы все сидели, заворожено застыв на своих сидячих местах. Вот действительно диво! Когда я уже обратил заинтригованный взор на гитару, перебор ещё не закончился. Отчего, почему, такое? Что за наигрыш? Даже ветки падающей не промелькнуло, а отчетливо видно глазом как струны остаточно вибрируют, затихая. Вот такая звуковая нелепа случилась. Что или кто тому причиной? Никакого внятного объяснения не нашлось. Разве что совсем уж мистического: это всё проделки здешней дриады. Или же это проявление полтергейста. Полтергейст иногда выкидывает такие коленца. Одно давнее время, в 1661 году, знаменитый Барабанщик из Тедуорта, что в Англии, терроризировал население городка, «играя» на своем барабане. То есть барабан самопроизвольно стучал при видимом отсутствии самого «музыканта». Считается, что полтергейст возникает зачастую при наличии несовершеннолетнего человека, подростка, который, являясь т.н. агентом или фокальным лицом, вызывает такие мозговыносящие явления. Ребенок у нас тогда в компании на привале был, хотя к моменту происшествия он уже находился в опочивальне. Так что такое объяснение можно принять. А иного толкования события не приходит на ум. И пошли мы вскоре спать, настроение сменилось как-то непонятно, петь расхотелось и говорить… К счастью, ночью гитара, в отличие от того злосчастного барабана, не играла и мы неплохо выспались после ночных посиделок.
Наша повторная попытка на следующий день найти пригодный ремонтный металло-материал потерпела полное фиаско. И ведь казалось, что накануне видели ещё лишние обрывки тросов на вырубке, а нынче – голяк полный, девственная чистота, словно пленэр был специально зачищен от посторонних металлических отходов цивилизации. Делать нечего, возобновили ремонт, используя деревяшки и верёвки, на безканатье и верёвка канат, а на бесшплинтье и сучок за шплинт сойдёт, на крайняк по бокам прихватить и покрепче зафиксировать. Понятно, что это убого, ненадолго и не совсем серьёзно, но куда деваться? Иного выхода у нас тогда не было…
Из периода стоянки в устье реки Пуломы можно упомянуть ещё одно занятное приключение. Хотя как сказать «занятное», сейчас, ”Рыбалка”когда оно в воспоминаниях – да, занятное. А тогда было не совсем приятное. Так же как и малообъяснимое. Так вот, сидели мы с Виктором в лодке у камышей, рыбу ловили. Клевало неплохо, и мы увлеклись. Дело было под вечер, стояла тишина, нарушаемая лишь всплесками играющей рыбы, да слабым шуршаньем камыша. Но в определённый момент вдруг раздалось какое-то неопределённое, но насыщенное гудение, которое стало постепенно усиливаться. Недолго мы ломали голову над звуковым феноменом гудение вдруг и сразу, обвально обросло материальным источником и несущей составной частью плотнейшей тучей гнуса, которая затмила небо и облепила все открытые участки тела. А дальше пошла борьба за жизнь методом стихийно-панического отмахивания. Нас просто пожирало живьём миллионноротое летающее чудовище, иначе эту необычную тучу насекомых и назвать-то нельзя. Единый злобный организм, жаждущий человеческой крови. Этакий летающий вампир. Хорошо, что этот ниоткуда вдруг взявшийся феномен продолжался недолго. Как неожиданно налетела, также почти моментально гнусная туча убралась куда-то дальше, оставив нас искусанными, с распухшими рожами буквально за пару минут. Сидим оторопевшие, невнятно шлепаем губами-варениками, а в головах вертится вопрос: «А что это за хрень такая?! Откуда налетело и куда делось, и почему не сожрало, если уж так злобно навалилось?!»
Теперь у меня накопилось немало собственного опыта путешествий, всякое бывало, но никогда более не встречал таких странных перелётных гнусных туч, появляющихся как бы ниоткуда и также внезапно оставляющих недоеденную добычу, словно проваливаясь в никуда. Как будто в страшной спешке, прямо на лету, попитались, у кого как получилось, не сбавляя хода, и также стремительно унеслись, словно подгоняемые кнутами, или управляемые из некоего центра, по совершенно неотложному делу. Такой вот биологический феномен.
Но я продолжу о ремонте. Итак, закончив ремонт, если можно так выразиться, байдарки, мы сердечно распрощались с нашими знакомыми, которым оставалось перед собственным отплытием ещё немного дособрать в свободные ёмкости ягод. Мы стащили байдарку в воду, сложили вещи. Я начал снимать нашу палатку и… глазам своим не верю! Под брезентовым днищем палатки лежит моток. Моток старой, но отличной, толстой (самое в оптимальный размер) проволоки! И не той излишне жёстко-стальной трелевочной проволоки, а именно самой замечательной и удобной для ремонта. Как будто на заказ! Я позвал Виктора от лодки, показал находку, он почесал репу и заметил, что шуточки у здешнего местного духа природы довольно странные. Но с другой стороны нам–то это на руку! Возблагодарив мысленно неизвестного и невидимого благодетеля, мы срочно обновили ремонт своего корабля на более надёжный манер, и только после этого уже окончательно пустились в дальнейшее плавание, преисполненные уверенности в своём судне. Впереди нас ждало неизвестное, а в таком разе надёжность судна совсем не помешает.
Продолжая наше путешествие далее, мы вознамерились попасть на остров посреди вовсе не маленького Энгозера (оно длиной более 35 км при ширине километров 8 с гаком). Нам предстояло пересечь почти целиком так называемое «Блюдце», т.е. самое большое открытое пространство озера, диаметром под 7 км, лишённое островов (за исключением случайной парочки таковых ближе к краю с десяток метров диаметром). Виктор из своего богатого опыта рассказал, что это только звучит успокаивающе – озеро, а не море. А на достаточно протяжённой открытой воде больших карельских озёр разыгрываются на сильном ветре настоящие шторма с несколькометровыми волнами. И тут уж не зевай, крепи, как говорится, такелаж по-штормовому. И я теперь знаю, что на том же Энгозере каждый сезон тонут в шторма слишком смелые туристы, ухарски не убоявшиеся штормов и дерзко бросившие вызов. Местные – те даже на катерах в шторма не выходят, ибо перевернёт враз, как миленького, чуть зазеваешься, или же на камни бросит, что тоже не есть гут, как говорят немцы. В общем, на этом озере ухо держать надо востро, если собираешься и дальше занимать место под солнцем.
Но в то время, о котором рассказываю, штормов я ещё не видел. А поскольку погода стояла ясная и тихая, я не очень как-то опасался невнятных опасностей и превратностей судьбы. Впрочем, Природа к новичкам иногда благосклонна, и наш переход через Блюдце доставил мне лишь удовлетворение от наблюдаемых вокруг почти морских необъятных красот.
Достигнув цели, постояли мы какое-то время на мыске Оленьего острова. Хорошее место, обдуваемое, плюс оборудованное кострище, лес грибной рядом, ягоды для еды вволю, и рыба местами ловится – только место ловчее на озере сначала надо отыскать, потрудиться. А затем его желательно как-то обозначить, или точно запомнить по ориентирам на берегу. Однажды к нам в гости в лагерь на Оленьем острове пришёл олень, тем самым подчеркнув правильное наименование острова. Я просто сидел у палатки и оглянулся в сторону густого ельника, а оттуда в этот момент выходит ”Выпиваем на Оленьем”олень с невероятно раскидистыми рогами. Словно материализовался в пространстве. Красавец! Да таких не бывает! – подумалось мне. – Ветвистые рога больше метра в размахе, ими же все ветки посшибаешь и в деревьях застрянешь! Олень, увидев меня, бросился обратно в чащобу. И я в охотничьем азарте (наверное, проснулась родовая память предков), словно недоумок, кинулся вслед за оленем с совершенно дебильной шальной мыслью – поймать его за рога. По моему мнению,. он обязательно должен раскидистыми рогами завязнуть в чаще. Но олень презрел мои «логические» построения и без видимого шума и треска тотчас умчался, словно растворившись в лесу. А вот я, наоборот, застрял в чащобе и чуть ноги не переломал в каменных кочках. Олень же ушёл свободно и легко. «Однако!», - сказал бы чукча, начиная слагать очередную песню о многотрудной охоте за быстроногим северным оленем… Это событие внесло некоторое оживление в наше пребывание на Оленьем острове. А вот к вечеру того же дня опять случился феномен.
Вечером к нам приплыл… негр. Самый настоящий, черный, как гуталин. Было уже поздно, мы с Виктором сидели вдали от берега на клёвой ямке и успешно таскали окуней грамм по 400-500, а то и под кило. В общем, нам во весь рот улыбалось рыбацкое счастье. И вдруг из-за оконечности острова вынырнули две байдарки. Совсем как в песне: из-за острова на стрежень… Ходко так вынырнули, шустро. А на передней сидел, нет, не буйный и хмельной Стенька Разин, а какой-то дочерна загорелый парень. Вот что значит шаблоны восприятия – я сначала было подумал, что начинает уже смеркаться, и в глазах потемнело. И этот донельзя смуглый гребец уверенно и жизнерадостно поприветствовал нас на чистом русском. Мы практически в полном ступоре на него пялимся, обалдело моргая глазами. Ни фига себе! Всё же было ещё довольно светло и остатки адекватного восприятия возобладали, предложив нам ошеломляющий вывод – да это же, товарищи дорогие, негр. Самый обычный негр. Представитель чернокожей расы. Но в Карелии?! Откуда?! Где Карелия и где Африка! В те времена, заметьте, негры ещё не подтанцовывали во всех шоу, не ходили везде по улицам, и за годы, проведённые в Москве, их можно было увидеть только разве что среди туристов в местах скопления центровых исторических достопримечательностей. А тут – на тебе! Словно не Энгозеро, а бассейн реки Конго! Но с другой стороны, не космический же пришелец, а вполне себе землянин, хотя и другого колера.
В общем, эта небольшая команда на двух байдарках, включая всамделишного негра с русской женой и её кошкой (молчаливая жена африканского выходца величаво сидела на пассажирском месте с кошкой на руках), согласовала с нами остановку на этом же мысочке неподалёку от нас. У нас не было никаких оснований возражать, тем более там вообще была отдельно оборудованная стоянка, но такое формальное разрешение принято у настоящих походников: даже пускай всё вокруг сто раз общее, но вдруг ты неуважительно потревожишь желанное одиночество скитальца с его необходимым личным жизненным пространством? И потому всегда необходимо согласование интересов. После скорого знакомства наше удивление дополнительно возросло. Негр оказался канадским подданным, сыном сотрудника канадского посольства, который в СССР женился, и сам по себе является бывалым походником-байдарочником по суровым северным просторам двух континентов из разных полушарий земного шара. Каково? Мало того, что негр, так еще он и любитель походов на байдарках. Вот такой пируэт. Самая настоящая аномальщина озерного лабиринта!
Во время нашего дальнейшего путешествия, посетив кратковременно ещё пару стоянок на Энге, решили напоследок вновь постоять несколько оставшихся дней на острове Оленьем, на испытанной и так понравившейся нам стоянке. Пожалуй, она обладала почти всеми необходимыми преимуществами за исключением одного. Не было рядом с ней песчаного пляжа. По берегам Энгозера встречается всего несколько относительно небольших мест с настоящими, изумительными песчаными пляжами, где песочек крупный, заход пологий, на вид прямо искусственно перенесённый сюда курорт Средиземного моря. Правда, при заходе с берега в воду начинают попадаться камни, возрастающие числом с глубиной. Да и места возле пляжей отнюдь не часто оптимальны для стоянки, либо ”Улов”комаров полно, либо чем-то ещё стоянка неудобна – нет в этом подлунном мире совершенства в одном флаконе. Но если обдуманно отправился в поход, то и нечего культивировать в себе бесконечные капризы, наглея в непомерных запросах относительно походного комфорта. Хотя иной раз баловать себя вельми нравится и в суровых походных буднях – тоже. Жизнь – она ведь одноразовая, как ни крути.
В общем, остановились мы на прежней стоянке на мыске, доотдыхиваем дальше. А дело стронулось к осеннему сезону штормов. На Белом море, да и в Карелии сезон штормов наступает внезапно и разыгравшаяся непогода может в течение недель буйствовать без перерыва. На морских островах такое, конечно, много опасней, но и на острове посреди немаленького озера тоже можно капитально застрять. И самое главное и пакостное тут – неопределённость. Подступает сезон, начинает штормить без всякого переходного периода. И не знаешь, то ли завтра стихнет и вернётся благодатная погода ещё на недельку с гаком, то ли штормовой порывистый ветер будет болтать и гонять волны в своей непонятной озлобленности, не утихая еще две недели. В общем, выбор вариантов невелик, или-или. Такие вот местные особенности-достопримечательности. Чего ещё неприятней, налететь такое чудо шквально может буквально за минуту: только что тишина была и небо чистое, птички, само собой, чирикают, а через пару минут ветром волны по два метра нагуляло, и ещё через десять минут всё небо заволокло сплошными тучами, и принялся хлестать дождь дня на два кряду.  Такое надо учитывать, к такому готовиться, иметь фору пути и не оказываться в отрыве от материкового берега, когда приспичит. Только вот, поди, угадай, когда оно приспичит.
Вот так нас в тот раз и прищучило. Спокойное развращающее благолепие длилось аккурат до дня, когда мы постановили отдать прощальные швартовы и без дополнительных остановок совершить примерно 5-6-часовой массированный переход к станции Энгозеро, там разобрать лодку, чуть просушить, уложить по рюкзакам вещи, купить билеты и сесть на поезд, где уже и воплотить в реальность следующую ночёвку. Но если кто-то там полагает, то Природа располагает. И ей совершенно наплевать, что там и как. Она, Природа, располагает богатыми ресурсами разрушать легкомысленные умствования полагающих. И это совершенно точно так и получилось. Только мы собрались укладывать вещички, как стремительно, словно коршун на глупых цыплят, налетел шторм. Начиная с какой силы ветра уместно называть ветер штормом – это дело принятых условностей, но для нас слово «шторм» наглядно визуализировалось видами на озеро, явно свидетельствующими грозными барашками на крутых здоровущих волнах, что пытаться отправляться по такой погоде в плавание – скорейшим образом воплотить в жизнь популярный маршаковский перевод народной английской поэтической походной истории:
«Три мудреца в одном тазу пустились по морю в грозу».
Хотя нас было не трое, а двое, но итог выглядел бы одинаково плачевно, рискни мы выйти в плавание. Но мы понимали уровень опасности, и сидели почти сутки на бережку. В этом был и ощутимый  плюс – всех комаров унесло ветром. Но плохо, что уже и дня форы не остаётся: если завтра не отплывём, я опаздываю на работу. Да и сотовых телефонов тогда не было. Хотя оно, может быть, и к лучшему: всё  меньше поводов близким волноваться. Сейчас, вон, отлучился в туалет, так сразу же и тревога, всероссийский розыск объявляют: «Ты почему не отвечаешь?!» Вроде как у тебя основное занятие в жизни – отвечать по телефону.
…Наступила ночь перед крайним днём допустимого отпускного шлангования, и надо как то выбираться из этой озерной западни. Природа как будто понимает и чудесным образом всё совершенно затихает, буквально-таки замирает. На небе ни тучки, ночь пока далеко не вырви глаз, как иногда зимой, заметно светлее московской ночи, видны звёзды и плывёт огромная яркая Луна. В общем, как на картинах Куинджи. Все приметы направляют нас домой. Мы, конечно, стремительно собрались, загрузились в лодку и, дружно ударив вёслами,  отплыли по неподвижной воде в обратный путь, к земле. Но такой обманный покой продолжался минут 30-40, т.е. ровно столько, сколько хватило нам обогнуть весь остров и выйти на простор «Блюдца». И вот тут и началось…
Налетело сразу, но поначалу не во всю силу, хотя и довольно ощутимо. А затем минут за 15 небо заволокло тучами, полил холодный частый и мелкий дождь, и пошёл вовсю гулять-бесноваться ветрище. Представляете положение: байдарку кидают волны под два метра, не видно ни зги (можно на светящемся компасе направление посмотреть, если рискнёшь от весла оторваться и если на данный момент нет случающейся здесь частенько временной магнитной аномалии). Плывём чисто инстинктивно, как говориться, руководствуясь верхним чутьём, куда нас несёт – не совсем понятно, со всеми силами упираемся на вёсла, чтобы байдарку не перевернуло. Я уже знал, что боком к волне держаться нельзя, но и строго концом под волну тоже попадаться нельзя, надо типа галсами рулить, под углом к волне и по «воле» волны. В идеале – оседлав волну, только, поди, попробуй такое сделать в том водно-ветряном хаосе, который нас окружал со всех сторон. Тут не рта не раскрыть, вода хлещет, дышать нечем, глаза тоже заливает. Да и темень уже вокруг сгустилась. Короче, мрак. В общем, приближался тот самый критический момент, когда  прошлая жизнь начинает вспоминаться отчетливо ярко. Вы понимаете, о чём я… … хотя в те минуты в мозгах абсолютно ничего не припоминалось, все деятельные резервы организма «тупо» работали на инстинкт выживания.
И вот тогда и случилось ЭТО.  Вдруг справа по «курсу»«курсу» (то бишь, по направлению, куда нас волокло по воле волн) возник вертикальный яркий, на несколько километров в диаметре столп света. Опишу его, насколько возможно. По силе светимости и по окраске испускаемого света он более всего подходит под обычную лампочку накаливания, только чудовищных размеров. Этакий светильник-великан. Но была ещё одна у него одна удивительная особенность. Свет шёл сверху, пробивал тучи и озарял кусок озера и берега вдали справа. И зримые, вертикально направленные лучи, пронзающие тучи, везде выглядели как идущие строго параллельно, а не как от огромного, но всё же компактного источника, то есть расходясь веером. А затем спереди и над нами возник новый луч, словно невидимый небесный электрик дополнительно «дал свет», узрев наше архибедственное положение. Этот вовремя появившийся световой луч полностью определил перспективу и даже выхватил на много километров впереди, за островами, поселковую трансляционную вышку. Оказалось, что ветер попутный и гонит нас почти строго на мельчайший островок, периодически видимый, когда нас возносит на вершину волны. Осталось только маленько подрулить и в свете необыкновенного затухающего луча, бешеными гребками направить лодку прямо на остров. Через какое-то трудно оцениваемое время (в экстремальных ситуациях время течёт по иному, такой феномен отмечается многими очевидцами, поэтому не буду делать каких-либо предположений) лучи погасли, но остров был уже рядом, и через несколько десятков секунд нас, перебросив необыкновенно удачно подвернувшейся особо мощной волной через большой камень, выбросило прямо на остров. Мы были спасены. Байдарку далеко и тащить не пришлось, волна полдела сделала, закинув лодку на аккуратный ровный подъём. Подволокли её повыше, нашли ложбину между камнями, не разбираясь, накрылись плащ-палатками и полиэтиленовой плёнкой, и легли спать, ухайдаканные напрочь невероятно тяжелой греблей и нервными переживаниями.
А к утру буря поутихла, и мы в сером свете наступающего дня смогли рассмотреть наш спасительный остров. Размерами он был невелик, метров двадцать в самом протяжённом направлении, к тому же невысоко выступал из воды, и практически лишён растительности. Оглядели мы и «камешек», через который нас играючи перебросила  благородная волна. Хотя какой это камушек? Глыба под полтора метра высотой и не менее в диаметре. Ни хрена себе были вчера волны, если нас над таким «камнем» легко прокатило! А ну, если бы, как говорится, строго по центру? Жутковато и думать.
Озерное «море» снова слегка штормило, но это волнение уже было никак несравнимо с ночным буйством Природы. Тем более днём, да таким героям – оно и море по колено. А тут – озеро. Не сомневаясь ни секунды в своих силах и способностях, мы перетащили лодку на подветренную (и как раз нужную по направлению) противоположную сторону и вновь лихо ударили вёслами. Судьба была к нам благосклонна, и ёщё задолго до вечера и прихода нужного поезда мы были уже на вокзале, расслабляюще потягивая пивко с вяленой рыбой собственного приготовления.
К этому времени ветер почти полностью стих, и через несколько часов к станции прибыло ещё несколько групп туристов, пережидавших где-то невдалеке на озере шторм. Мы разговорились с девушкой, путешествовавшей с отцом и старшим братом, и её отец посетовал на лишённых рассудка туристов, гибнущих по дури, рассказав, как они с берега сегодня рано днём наблюдали двух безумцев на байдарке, которые по неутихшему озеру лихо чалили мимо них к посёлку. Мы же благоразумно и скромно умолчали о наших ночных подвигах, ибо высказывания свидетелей явно не вытягивали на поощрительную поддержку и восхищение «безумству храбрых».
Впоследствии я пытался выяснить природу тех гигантских световых столбов посреди ночи в приполярной полосе. Бывают на Севере редкие природные эффекты, вызванные сложным преломлением солнечного света в слоях атмосферы. Но они описываются не так, как наблюдали мы.
Была у меня и версия с испытанием разворачивающихся на орбите плёночных отражателей. Были такие попытки, но по раскрытым в последние годы данным, прошли неудачно и, опять же, согласно появившимся данным, никак не могли стать причиной столь грандиозного светового явления.
Местные жители, с которыми довелось беседовать на всякие аномальные темы, относятся к ним сдержанно-равнодушно. На вопрос о появлении НЛО легко вдруг отвечают «да» и ещё более непринуждённо опишут такую потрясающую сценку, как у Спилберга в кино: НЛО с огнями, зависающие прямо над катером, пузырями бурлящая вода под лодкой, НЛО, образованные световой вспышкой локальные вывалы леса. Я сам видел несколько таких схожих вывалов в Карелии. Выглядят они как последствия воздушного взрыва или мелкого «Тунгусского метеорита»: посередине опушки стоят вертикальные стволы, а во все стороны вокруг круглым кольцом диаметром метров 10-15 лежат поваленные деревья и т.п.
Шут их знает, но говорили аборигены вроде искренне, да и разговоры эти велись в те годы, когда ещё не начался весь это наш современный ТВ-психоз по данной теме.
Вот такие вот феномены случались во время путешествия по «озерному лабиринту» А время идёт себе и идёт, и сегодня уже никто не удивится негру в Карелии. Чернокожие люди в нашей стране – нынче обыденная реальность сегодняшних дней. Они нелегально переходят границу, в качестве гастарбайтеров претендуют на рабочие места, а некоторые даже являются членами незаконных вооруженных формирований. Говорят, уже кое-где есть негры в должности руководителей сельхозартелей, я уже не говорю, о шоу-бизнесе. И вроде бы в Люберцах появился «африканский» жилой квартал. Словом, чернокожий человек на просторах РФ уверенно занимает своё место под солнцем, ибо жизненного пространства у нас более чем. А русский человек от природы добродушен и отзывчив. Как говорится в анекдоте, «заходите, люди добрые, берите всё, что вам нужно!» И потому заходят, и порой не обязательно добрые, и берут. А чего не брать, если можно? Справедливости ради стоит отметить, что не так страшны люди, чёрные кожей, как те люди, у которых черна душа. Деятельность таких особей ещё более разрушительна, чем проделки ста тысяч полтергейстов. Это по их вине страна превратилась в мигрантский проходной двор. Это по их вине сотни миллиардов бюджетных рублей исчезают неведомо куда и, как поется в детской песенке, «вся королевская конница, вся королевская рать» не могут поймать злодеев. Феномен? Ещё какой! И что значит на этом фоне загадочное исчезновение обрывков стального троса? Да сущий пустяк, о котором и говорить не стоит. Так что незачем ломать голову по этому поводу. Как и по поводу гудящего злобного облака гнуса. Может, роение у гнуса было, как у пчёл в определенный период. А может, слепившись в такой компактный ком, приобретала туча гнуса коллективный разум и, поставив перед собой некую задачу, торопилась ее выполнить. Возможно, это были всего лишь первичные опыты, так сказать, репетиции, которые ставили некие заинтересованные круги. Известно ведь, сначала мушки-дрозофилы, а потом – бабах! И заполучите генно-модифицированные продукты. Кто знает точный ответ? Ведь в голове не укладывается, с какой быстротой был расчленен и обглодан Советский Союз, в считанные годы, сойдя с вершин на обочину прогресса. Вам это ничего не напоминает? То-то и оно.
Много ещё неразгаданных тайн и феноменов в нашей жизни. Но, как я уже говорил, время не стоит на месте, оно движется, и вполне вероятно, возможно когда-нибудь объявится и тот самый таинственный небесный «электрик», который так вовремя подсветил нам путь своим гигантским фонарем во время шторма, спасая нас от гибели. Так что наберёмся терпения и в суете буден будем надеяться. Глядишь, и полыхнет когда-нибудь с неба столп света, освещая стране путь в сгустившемся мороке-тумане.
31.03.2012
Подготовлено к интернет-публикации в октябре 2013 г.

Вернуться НАЧАЛО НОВЕЛЛЫ

НАЗАД, раздел Аномальщина
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Copyright MyCorp © 2017
    Конструктор сайтов - uCoz