”Рис-заставка^тюльпаны и бархан”
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

”Рис-заставка: Автомобиль”

ГОП-СТОП, или СВАРКА ТРЕНИЕМ

 

«Гоп-стоп, у нас пощады не проси,
Гоп-стоп, и на луну не голоси…»
(Блатной шлягер «Гоп-стоп»)

«А кто увидит нас, тот сразу ахнет,
И для кого-то жареным запахнет.
А кое-что за пазухой мы держим…»
(песня из м/ф «Бременские музыканты»)

«Они все такие - у них в кармане либо финский нож,
либо гиря на ремне. А то чем же они питаться станут!»
(Гайдар А., «На графских развалинах»)


История эта произошла в те времена, которые сейчас называют «лихие 90-е». Это было время, когда долгожданный Рынок наконец-то пришел на необъятные просторы нашей горячо любимой и социалистической Родины. Рынок пришёл и начал по-хозяйски осваиваться: распадались многолетние экономические связи между отраслями производства, да и сами отрасли начали стремительно хиреть, рушились до самого основания промышленные гиганты, сквозь символические границы в страну хлынул поток всякого заграничного не только добра, но и дерьма, и еще неизвестно, чего больше было. Экономически развитая страна как-то вдруг в короткое время преобразовалась в барахолку, страну третьего мира, на огромнейшей территории которой торговали всем: металлом, тряпьём, честью, лесом, совестью, голосами избирателей и прочим, прочим, прочим. Но нельзя сказать, что рушилось всё, а ничего не строилось. Отнюдь. Строилось. Начинали создаваться новые промышленные корпорации, холдинги и компании, платные туалеты, шлагбаумы на дорогах, роскошные коттеджи и даже замки, а также сауны, супермаркеты и тому подобное. Очутившись внезапно на развалинах Империи, люди, методом проб и ошибок, набивая шишки, а то и вовсе расставаясь с жизнью, учились выживать в этом новом и яростном мире, где задули железные ветры и человек человеку был уже не друг, не товарищ, а конкурент. А то и вовсе, если уж совсем грубо – пища. В переносном, конечно, смысле. Я не имею в виду тех немногочисленных неадекватов, которые понимали это выражение буквально.

            Итак, это было время освоения новых экономических реалий; на территории всей страны, словно сыпь на коже больного, возникли всевозможные кооперативы, малые и совместные предприятия, появилось множество людей в спортивных брюках и с печатью в кармане – индивидуальные предприниматели. Словом, был дан простор частной инициативе. В те интересные времена я проживал в славном городе Чимкенте, и также, как многие, барахтался в неспокойном житейском море, пытаясь удержаться на плаву. И как-то прибило меня мутной волной перестройки в частное книжное издательство. Оно только-только образовалось, все мы, его работники, стояли у истоков зарождения нового дела и перспективы у нас были радужные, энтузиазм бурлил и планы были нешуточные. И надо сказать, у нас получалось. Директриса, «замутившая дело», была человеком энергичным, прикрытие у неё было солидное и дело заладилось. Несмотря на новые рыночные веяния, народ ещё сохранил некоторые советские привычки, в том числе – привычку читать книги. Привычка эта накрепко въелась в сознание людей, и продукция нашего издательства расходилась уверенно и стабильно. Предприятие окрепло, и заняло свою нишу в деле сеяния разумного, доброго и вечного. Даже в Москве было свое «представительство». Мы охватили своей продукцией юг Казахстана, Киргизию и дотянулись до Барнаула и Новосибирска. В полном соответствии с утверждением Великого Помора наше богатство стало прирастать Сибирью. Для вывоза книг использовали наёмный автотранспорт, а некоторое время спустя, уверенно встав с четверенек, обзавелись и ”рис. Супер-Маз”собственным: в той же Москве приобрели автомобиль «Супер-Маз», чтобы меньше зависеть от наёмного транспорта. Автомобиль был не новый, как теперь говорят, секонд хэнд, то есть со вторых рук, но выглядел вполне прилично.

И вот однажды мы с нашим водителем Геной Кикотом выехали в рейс. Конечной нашей цель был город Новосибирск, с одним из книжных магазинов, вернее, книжной базой, мы успешно сотрудничали. Фура автомобиля была забита книгами под завязку, но что это значит для такого мощного автомобиля как «Супер-Маз»? Автомобиль тянул уверенно, в кабине играла музыка, по бокам проносились окрестные пейзажи. Словом, поездка была приятной, и ничто пока не внушало опасений. Мы миновали город Джамбул, осталась позади столица Казахстана – Алма-Ата… Впереди был последний южный город – Талды-Курган. Практически закончились, промелькнули за стёклами горы и вот-вот мы должны были спуститься на равнину. Оставалось пройти последний перевал-тягун. Но…

Но именно здесь, при подъёме на этот злосчастный тягун, у нас произошла поломка. И хотя грузовик гудел исправно, взбираясь в гору, Гена, как опытный водитель со стажем, первым учуял неладное.

— Володя, что-то с задними подшипниками. Выйди из кабины, послушай, в каком мосту…

Тягун был не то чтобы очень крутой, но достаточно затяжной, груз был тяжёл, и потому скорость подъёма была невысока. Я на ходу выпрыгнул из кабины и, прислушиваясь, пошел рядом с натужно гудящим грузовиком. Теперь и мне был отчетливо слышен посторонний хруст перемалываемого металла. Я снова запрыгнул в кабину медленно движущегося автомобиля.

— Скорее всего, на среднем мосту тягача. С правой стороны. – сообщил я водителю свой диагноз.

— Вот же незадача – буркнул Гена. – Но останавливаться нельзя, груз тяжелый, может потащить вниз, да и не поддомкратишь машину на склоне… Будем тянуть до упора наверх.

И мы продолжали тянуть, болезненно реагируя на поскрипывание и скрежетание. Наконец тягун был преодолён. Гена принял вправо, и мы встали неподалёку от дороги на небольшой площадке. Быстро подвели домкрат, сняли колесо. Поломка оказалась серьёзной. Внешнюю обойму подшипника размолотило на куски, ролики рассыпались… Вот тебе и «секонд хэнд», подвёл в самый ненужный момент. В общем, приехали. Гена перерыл весь свой ЗИП, однако нужного подшипника не обнаружилось. Стало совсем нехорошо. Но Гена обнадежил:

— Это же трасса. У кого-нибудь да найдется, ещё светло, машины едут. Купим деталь. Это решаемая проблема.

Но оптимизм наш несколько угас, когда мы попробовали снять с оси внутреннюю обойму так некстати развалившегося подшипника. Вот тут–то и начались приключения. Внутренняя обойма настолько прикипела к оси, что снять её запросто, как говорится, лёгким движением руки, не получилось. Начали постукивать молотком – результат ноль. Пошла в дело кувалда, но с тем же результатом. Сложность манипуляций с кувалдой была в том, что боже упаси заехать этой кувалдой по посадочному месту подшипника – тогда проблема могла вырасти до не решаемых размеров. И мы продолжали, насколько это возможно, ювелирно бить кувалдой по прикипевшей обойме. Да только – безрезультатно. Есть в производстве такой метод соединения деталей – сварка трением. Кстати, этот метод сварки изобретён в СССР. Одну из двух сопряженных между собой деталей подвергают быстрому вращению при наращивании давления, и детали, разогревшись, при остановке вращения намертво свариваются друг с другом. Все условия для такой сварки у нас были соблюдены, и поэтому случилось очевидное. Как говорится, классика жанра. И теперь мы, сменяя друг друга, поочередно махали тяжёлой кувалдой, лелея надежду хотя бы чуть сдвинуть с места чёртову обойму. Но ни фига не получалось. Мёртво сидела обойма. А зубилом или там пилой по металлу её тоже не возьмешь – металл на подшипники идет особый, закалённый. В общем, проблема не решалась. Ну, разве что неплохо «подкачали» свои мускулы. Это — несомненно. Единственный положительный результат. Да.

Гена время от времени отвлекался, выходил к трассе, «голосовал», спрашивая совета и нужного подшипники. Проезжающие водители ничего не присоветовали толкового, кроме ударной работы кувалдой, но всё же, на счастье, нужный подшипник удалось приобрести. Оставалось снять чёртову обойму, однако в этом направлении мы ни на миллиметр не сдвинулись, несмотря на ожесточенную работу кувалдой.

Темнело. Движение замирало, машины проходили всё реже, а и если и случалось, то проскакивали сразу по две-три. Включив фары, они проносились без остановки. Время в стране было тревожное и, грубо говоря, на дорогах царил разбой: лихие люди, наверное, те, кто не читал книг, свирепо шалили на трассах страны: останавливали грузовики, опустошали фуры. Иногда и вовсе пропадали бесследно автомобили, люди и груз. Был автомобиль, шёл с грузом по трассе. А потом исчезал — канул в небытие, словно в параллельный мир провалился. И бывало, сопровождающих людей не находили. При случае расспросите знакомых водителей-дальнобойщиков, они вам расскажут немало леденящих душу историй на заданную тему. Такой вот гоп-стоп в «лихие 90-е» царил на наших дорогах. Немалая часть когда-то добропорядочных граждан занималась этим, с позволения сказать, бизнесом, причем достаточно успешно: перепродавая украденный груз и угнанные авто, разбойники жили роскошно, гуляли в кабаках, покупали дорогие машины, содержали семьи и подружек. Грабёж на дорогах в те годы был довольно прибыльным занятием. Да и не только на дорогах. Время было такое, официально этот процесс назывался переделом общественной собственности и перераспределением денежных потоков. Для того, чтобы как-то облагородить данный процесс, журналисты позаимствовали у иностранцев словечко «рэкет». Вроде как-то приличней звучит, нежели грабеж или разбой. И даже типа романтично. Помнится, даже песенка такая была: «Полюбила рэкетира Ксюша». Ну да, та самая, у которой юбочка из плюша и рыжая коса. Да.

У нашей фирмы был уже печальный опыт «перераспределения». Нанятый нами для перевозки книг автомобиль Камаз тормознули в Новосибирской области. Избили водителя, выгребли у него из карманов все деньги, в том числе и «солярные», забрали даже лежавшие за сиденьем рабочие мазутные валенки (а дело было летом – такой вот парадокс!), пробовали угнать тягач, но не смогли расцепить его с фурой. Содержимым же фуры, как грузом, побрезговали, взяв «на память» лишь пять пачек книг. На чём и погорели. Наших книг в области пока не было в продаже, а милиция по горячим следам вычислила банду и накрыла её. Улики (книги) были веские и гопстопники загремели в места, как принято говорить, не столь отдаленные. Но это был хороший, почти благополучный исход, не считая вышеописанных издержек. Но бывало по-разному, градус разбоя на дорогах повышался, была и стрельба, и поножовщина…

В общем, тревожное было время, на переломе. Рынок же, это вам не сладкая нега времён застоя. Потому народ трассовый был настороже, особенно ночью, ибо безжалостные дорожные грабители-рэкетиры были чрезвычайно хитры, изобретали всевозможные уловки, чтобы остановить идущий по трассе автомобиль.

А мы вот так беззащитно стояли у трассы, «обезноженные», и брать нас можно было голыми руками, тем более такая громадная фура, да еще с московскими номерами – очень привлекательный кус для дорожных разбойников. Но что делать? Повлиять на сложившуюся ситуацию мы не могли. Загруженные такими мрачными мыслями, мы перекусили и улеглись отдыхать в кабине.

— Гена, а что будем делать, если ночные гости придут? У тебя берданки нет?

— Не. Нету оружия. Только монтировка и кувалда, Я их у руля положил. На всякий случай.

— Думаешь, отобьемся?

— Кто знает? Будем уповать на Бога.

Гена был человеком верующим, приверженцем какого-то баптистского ответвления. Ну, что ж, уповать так уповать, других вариантов не было. Поворочавшись в спальном мешке, я ушёл в сон, продолжая мысленно махать кувалдой. Видать, втянулся.

            Утро наступило светлое и радостное, большей частью потому, что никто ночью к нам «в гости» не пришел. Это настроило нас на оптимистический лад и мы, наскоро перекусив, вновь принялись «лёгкими» постукиваниями кувалды устранять неисправность. Однако ближе к обеду пришло понимание того, что направление это тупиковое и победы на этом пути нам не стяжать. Тоскливо осматриваясь вокруг, мы уделили внимание стоящему справа от трассы, километрах в двух-трёх, селению: просматривались двухэтажные белые дома, торчала «граната» водонапорной башни. Приняли решение наведаться туда в надежде брести какую-нибудь помощь. Как поётся в песне, были сборы недолги, и Гена решительно зашагал в направлении посёлка. Я же остался на трудовой вахте и, перекуривая, продолжал с энтузиазмом каторжника бить по опостылевшей обойме. Вздымайся выше, наш тяжкий молот. Но сварка трением демонстрировала своё превосходное качество.

            По возвращении Гена поведал, что есть реальный шанс отремонтироваться – поселок оказался воинской частью, принадлежавшей уже казахстанской армии, однако сохранившей некоторые свои структуры, в частности, автомобиль «Техпомощь», который и должен подъехать к нам с автогеном. И действительно, часа через полтора автомобиль выехал из поселка и запылил в нашем направлении. Мы приободрились. Из подъехавшего автомобиля вывалились водитель и сварщик, пьяные, как говорят в народе, в драбадан. Это нас ошеломило. Да уж… Эти ребята могут такого нам наварить — не расхлебаешь. Но выхода не было, пришлось принимать наших ремонтников такими, какими есть. Сварщик, начинающий полнеть мужчина-казах средних нетвёрдой походкой подошёл к месту работ, потрогал железо, поцокал языком и коротко промолвил:

— Исделиим… – и направился к будке автомобиля за своими причиндалами.

Он вытащил провода, сварной «держак», напялил на голову защитную маску сварщика. Мы с Геной ошарашено смотрели друг на друга: не обзавестись бы новой проблемой: разворотит ступицу по пьяному делу и тогда нам стоять здесь, словно памятник, бог знает сколько времени. Первым опомнился Геннадий:

— Э, брат, так речь же шла об автогене, причем тут электросварка? Ты же ось ступицы попортишь!

На что сварщик, подтягивая провода к месту работ, невозмутимо ответил:

— Для автоген газ нет. Кончился. – и тут же веско добавил для полной ясности. – Пиристройка, такое дело.

Возразить было нечего, слово «перестройка» объясняло многое, если не всё. И остальные возражения застряли у Геннадия на языке, оставалось только покориться судьбе и уповать. Водитель «техпомощи» запустил дизель генератор, процесс пошел.

Сварщик, сопя и пьяно пошатываясь, набросил на полуось автомобиля куски ветхого брезента и, переступив ногами, надвинул на лицо маску. Поймал момент равновесия и ткнул ”рис. Гена”электродом в железо. Мы отвернулись от фиолетовой вспышки. Гена стоял бледный, закатив очи небу. Наверно, снова творил молитву. А что ещё оставалось?

Буквально через несколько секунд сияние погасло, сварщик откинул вверх маску, повернулся к нам, улыбаясь своим круглым азиатским лицом:

— Жумыста аяктолды! Работа закончена. Снимай, пожалуйста, свой жилезка!

И покачнулся, но опять же ловко восстановил равновесие. Его лицо прямо-таки лучилось довольством и благодушием.

Мы с Геннадием смахнули брезент и осмотрели место работы. Распластанная бугристым сизым рваным разрезом на нас щерилась проклятая обойма. Гена тихонько тронул ее молотком, и та с нежным звяканьем покинула своё насиженное место. Мы кинулись осматривать состояние ступицы. Идеальное состояние! Ни капельки расплавленного металла не брызнуло на полированную поверхность! Ай да мастер! Вот это чувство металла! Профессионал! Молодец, что и говорить – в таком полудревесном состоянии, а смог проделать тонкую работу. Мастерство не пропьешь, говорят в народе. Да, в отдельных случаях такое бывает. И мы тому были свидетелями.

Наши спасители вновь загрузили свои сварные причиндалы в будку, получили оговорённое денежное вознаграждение и укатили домой, погудев нам клаксоном на прощанье.

Обрадованные счастливым исходом, мы быстренько «обулись» и вырулили на оперативный простор. И снова дорога, теперь уже вниз, на равнину. Прощайте, скалистые горы! Вновь замелькали неброские пейзажи мелкосопочника. Через некоторое время трасса вывела нас к небольшой мелководной речушке. Гена, не въезжая на мост, свернул на пологий бережок – смыть с себя грязь ремонтных работ.

Однако когда мы вышли из автомобиля и осмотрелись, нас ожидал новый сюрприз: спустило опять правое, теперь уже переднее колесо. Мы почесали в затылках и вновь приступили к ремонту. Но, когда снимали колесо, то вслед за ним… выпал наземь и расколовшийся подшипник. Мы оторопело посмотрели друг на друга. Как говаривал Волк из мультфильма: «Шо? Опять?!» Я уже был готов произнести несколько подходящих к этому случаю слов, но Гена радостно завопил:

— А передний подшипник у меня есть! Есть такая штука! — и полез в кабину.

Он протёр подшипник, смазал его и воткнул на ось. Кряхтя, установили тормозной барабан. Я принялся заворачивать гайки, а Геннадий оттащил колесо в сторонку и принялся разбортовывать его для замены камеры.

Закончив крутить гайку, я обернулся и увидел, что ситуация несколько изменилась. Оказывается, к нам подъехал легковой автомобиль, и два добрых молодца в спортивных штанах под «Адидас» и в джинсовых куртках уже о чём-то толковали с Геной. Еще два аборигена сидели в салоне легковушки – наверное, засадный полк. Вот тебе и ненужная встреча. Здравствуйте, дорогие товарищи рэкетиры! Бесконечно рады вас видеть, чумы на вас нет…

Численный перевес был на стороне приезжих. Я подобрал лежавшую на земле кувалду и независимым видом подошёл к стихийно образовавшемуся коллективу.

— В чём дело, Гена? Какие проблемы?

— Да вот мужики просят фуру вскрыть.

— Это с какой радости? Мы везем груз в госмагазины, груз – книги, нечего её вскрывать. Вы кто – милиция? – спросил я самозваных досмотрщиков.

— Не, мы просто здесь живем. Это наша территория. – простодушно ответил один из приезжих.

Ну, ясен пень, денег требуют за проезд, пошла такая мода, парад аульных суверенитетов... Ишь ты, баскаки объявились, прямо как в батыевы времена. Но какие-то они несерьёзные, эти доморощенные рэкетиры. Первый раз вышли на трассу, что ли?

— А мы не собираемся здесь жить, зачем нам ваша территория? — поддержал меня Гена. – Поставим колесо и уедем.

— И чо, платить не будете?

Мы оба отрицательно покачали головами. Надо сказать, в физическом плане рэкетиры выглядели супротив нас мельче, ибо Гена тоже был малый – будь здоров, тот еще шкаф. Закончив монтаж, он поудобнее перехватил монтировку и выжидающе глядел на самозваных сборщиков дорожной подати. Я тоже стоял наготове, покачивая кувалдой. Аргументы у нас были увесистые и приезжие задумались.

— Тогда иди, шефу нашему скажи… — и пришелец качнул головой в сторону легковой.

— Вот вы сами ему и скажите. А нам некогда, нам ехать надо… — и Гена поднял колесо и покатил его к нашему Мазу – колесо еще предстояло накачать воздухом.

«Досмотровая группа» поплелась вслед за нами, некоторое время наблюдала за нашими слаженными действиями, потом обошла машину вокруг, и продолжала в нерешительности топтаться рядом. Мы же времени не теряли, накачали колесо и водрузили его на место. Помявшись некоторое время, «досмотровая группа» отошла к своим. Мы, заканчивая работу, искоса поглядывали на них, ожидая продолжения водевиля. Но его не последовало. О чем-то переговорив салоне, незадачливые досмотрщики отъехали по направлению к аулу, видневшемуся на другом берегу.

— Давай побыстрее сматываться отсюда. — сказал Гена. — Где-нибудь в другом месте умоемся... Кто знает, сколько их там в ауле, этих новоявленных басмачей. Еще вернутся с кагалом – худо может быть.

Мы вырулили на мост и Гена нажал на газ… Кажись, пронесло.

— Несерьёзные какие-то рэкетиры… — сказал я. — Неуверенные в себе. Наглости у них нет, нахрапа соответствующего…

— Это хорошо, что ты с кувалдой подошёл... — откликнулся, улыбаясь, Геннадий. — Хотя они — гопота аульная, но могут поднабраться опыта, и тогда жди беды. Выйдут на трассу с ружьем или с ножами – тогда другая будет песня, так просто не отмашешься.

Мы ещё некоторое время поговорили о произошедшем, а потом и выбросили эту муру из головы. Обошлось — и ладно.

— Слушай, Гена, сейчас по дороге будет село большое, Крупское ”рис.Люда ”называется. Там у меня хорошая подруга живет. Мы в одной группе с ней учились. И отношения поддерживаем до сих пор. Давай заедем к ней, передохнём, умоемся… — предложил я.

В Крупском действительно жила очень хорошая знакомая, Люда Шатунова, теперь – Брускина. После окончания техникума мы с ней постоянно поддерживали связь, Сама Людмила приезжала к нам в Чимкент в командировку пару раз, наговорились тогда они с моей женой до одури — однокурсницы ведь. Я же, ещё работая в Конструкторском Бюро, дважды приезжал по делам в Талды–Курганскую область и заезжал к гостеприимным Брускиным. Мы даже как-то умудрились съездить отдохнуть вместе с их друзьями на озеро Балхаш.

Моё предложение было принято Геннадием с энтузиазмом. И впрямь, после этих дурацких треволнений хотелось немного отдохнуть.

…Приняв тёплый летний душ, мы уютно сидели на летней кухне, ”рис.Анатолий”потихоньку принимали «на грудь», закусывая домашними пельменями. Мы с Людой вспоминали своих ребят из группы, делились новостями, Толик Брускин рассказывал о своей работе старшего бурмастера и рассмешил всех тем, что приволок из кладовки ведёрную бутыль китайской водки (была командировка в Китай) и, водрузив ее на стол, сказал:

— Пока не выпьем — вы не уедете.

— Так если выпьем — всё одно не уедем… — в тон ему пошутил Гена. Религиозное течение, к которому он принадлежал, позволяло принимать спиртное, но в ограниченном количестве.

В общем, тёплый получился вечер, дружеский. Так мне и сказал Гена, когда мы рано утречком вырулили на трассу.

— Хорошие у тебя друзья, Володя. Приятные люди.

— Так не только одни гаишники и бандиты встречаются на трассе. Есть и друзья, и просто нормальные люди… — отозвался я.

А дорога опять серою лентой наматывалась на колёса. Мы слушали музыку, ”рис.У Брускиных”сами пели песни, словом, всячески пытались скрасить монотонность езды. В общем, отрезок пути от Талды-Кургана до Барнаула мы прошли без поломок и всяческих ненужных нам встреч. Нормально прошли: большой отрезок пути, славящийся «плохой» репутацией, мы проскочили, зацепившись за колонну из трех Камазов, ехавших с солидной охраной, а ночевать останавливались у постов ГАИ. Таким образом, всё шло в штатном режиме и мы благополучно пересекли границу Новосибирской области.

Не доезжая десятка километров до пригорода столицы Сибири, мы остановились у лесопосадки, осмотрели автомобиль и справили свои немудрёные дела. Близился конец нашего путешествия. Усевшись вновь в кабине, мы тронулись в путь. И только-только набрали крейсерскую скорость, как неожиданно слева от нас вынырнула «Волга» и высунувшийся из окна мордатый парень махнул рукой, приказывая нам сдать к обочине и затормозить.

— Ну, вот и началось…— почернел лицом Гена. — Гоп-стоп, спаси и сохрани! Откуда они вынырнули? Вот было бы кино, если бы они застали нас во время остановки…

Я тут же щелкнул  замком кабины, запирая дверку.

— Володя, стекло подними, а то еще дымовуху забросят — тогда сами повыскакиваем наружу.

Да, такой приём у рэкетиров существовал: забрасывали дымовую шашку в открытое окно беспечному водителю и результат не заставлял себя ждать – автомобиль останавливался.

— Да, это не аульные баскаки, это — настоящие волки. Эти так просто не отстанут. — сквозь зубы проговорил Гена, косясь в зеркало заднего вида. — таких кувалдой не напугаешь. У них у самих есть чем пугнуть.

— Лишь бы стрелять не начали по колесам… Хотя вряд ли решаться на это – день белый, город рядом… — сказал я, наблюдая в свое зеркало появляющуюся время от времени «Волгу». Преследователи выбирали момент обойти нас — хоть справа, хоть слева. Наконец, они решились.

«Волга», опасно прижимаясь к нашему левому боку, стремительно пошла вперёд. Но набравший скорость Супер-Маз, несмотря на тяжёлую фуру, не уступал ей дорогу. А взять летящий на скорости грузовик — задача не из простых, сложная. Если возможна вообще. И выход у бандитов один — затормозить нас. А для этого им надо обязательно вырваться вперёд – в этом их удача. Тогда, снижая скорость и не давая себя объехать, они остановят нас. Расчёт здесь несложный. Таранить грузовик легковую машину не будет, это ясно, ибо тут можно сразу же очутиться виноватым, и никогда никому не докажешь обратное. Значит, выход один – остановиться. А это именно то, чего и добиваются рэкетиры на дорогах. Остановившийся автомобиль беззащитен, словно раненая антилопа, окруженная стаей гиен. А проезжающие мимо авто? - спросит читатель. А они промчатся мимо, прижав уши к затылку. Во-первых, едущим на приличной скорости не так просто осознать, что происходит на дороге: дружеская беседа или грабёж. Во-вторых, а чем, собственно, они могут помочь? Да ничем, а своё благополучие дороже. Единственная реальная помощь от них – это если доберутся до поста ГАИ и сообщат о разбое. Но где он, тот пост ГАИ? Да и не каждый отвлечётся на это – своих забот полно. Знаете, ментальность людей во времена перестройки несколько поменялась. Не у всех конечно, но у некоторых сильно даже. Словом, пока то-сё — грабителей уже и след простынет. Поэтому и не боялись они разбойничать на дорогах.

Вот такой расклад существовал на трассе во времена рыночных перемен. Как я уже говорил, сложное наступило время, непростое.

И потому мы были один на один с севшими нам на хвост бандюганами. Но и водитель Гена не первый день пребывал за рулём, стаж имел солидный и водитель он был высокого класса. Он «давил на газ» и грузовик мощно мчал веред. Гена вёл автомобиль «противолодочным зигзагом», легкими поворотами руля заставляя его прижиматься то к левой, то к правой стороне дороги. Тяжелогруженая фура синхронно повторяла движения тягача, и нашим преследователям никак не удавалось вырваться вперед, ибо мчащийся зигзагами на полной скорости транспортник представляет собой очень большую опасность для обгоняющих. На это мы рассчитывали. Но вскоре нам предстояло достичь пригорода Новосибирска, и скорость придется поневоле сбросить. Да ещё там будут пешеходные переходы, возрастёт количество встречных авто и уже так не порезвишься. Это в кино хорошо смотреть, как герои лихо уходят на стремительно мчащемся автомобиле от злодеев. На самом деле это очень опасное занятие, в мгновение ока грозящее обернуться страшными, порой непоправимыми последствиями для всех участников.

Знали об этом и разбойники, да к тому же им чем меньше свидетелей их «работы», тем лучше. Они это прекрасно понимали, но пока им не удавалось переломить ход событий в свою пользу, и потому, вконец осатанев от безрезультатной погони, яростно пытались обогнать нас, хотя при этом и рисковали они своими жизнями в немалой степени. Но это специфика их «работы»… И стремительная погоня продолжалась.

А тем временем на трассе появилась разделительная полоса, обложенная бордюром из бетонных блоков – приближался пригород. И это придало решимости гопстоповцам, они понимали, что мы ускользаем от них, но так просто примириться с этим они никак не желали. Такая махина да с московскими номерами! Наверняка серьёзный, дорогой груз! Есть чем поживиться! Откуда им было знать, этим обнаглевшим романтикам дорожного беспредела, что мы везём книги?

Захваченные азартом погони, они всё же решились на прорыв, рассудив, что мы не станем таранить их машину. «Волга» рванулась вперед, отчаянно пытаясь обойти нас с левого борта. Но Гена не дремал и резко принял влево. Разбойникам ничего не оставалось, как, опасаясь столкновения, уходить ещё левее. Но такой манёвр сыграл с ними злую шутку Мчащийся легковой автомобиль, ограниченный в свободе маневра на узком пространстве между нашим грузовиком и бордюром разделительной полосы, спасаясь от стремительно надвигавшегося на него грузовика, на большой скорости вылетел прямо на разделительную полосу и сходу намертво сел днищем на бордюр. Ни скорости, ни мощи мотора «Волги оказалось недостаточно, чтобы преодолеть силы трения. «Волга» так и осталась прочно сидеть на бордюре, словно жук, наколотый на булавку коллекционера. Гоп-стоп, господа разбойники. Пламенный привет дорожному рэкету! Теперь ваша очередь испытать силу «сварки» трением!..

А мы помчались дальше, наблюдая в зеркалах заднего вида суетящихся вокруг машины неудачливых «досмотрщиков».

Гена чуть расслабился, но тут же озабоченно обратился ко мне:

— Как нам подъехать к месту назначения, знаешь?

На книжной базе я бывал несколько раз, но я приезжал не с грузом, а для отъёма денежной массы за реализованную продукцию и потому пути проезда на авто к месту назначения я не знал.

— А вдруг у них в машине радиотелефон? Вдруг тут у них большая банда? Пока будем блукать по пригородам Новосибирска, они могут и здесь нас прищучить. Машина-то у нас приметная.

— Давай, Гена, тормозни у магазина по трассе, там телефон должен быть. Я позвоню ребятам на базу. — предложил я выход.

Водитель скосил глаза в зеркало заднего вида:

— Вроде не видно бандитов. Засели они крепко, так просто не снимутся, хорошо притерлись. Да и подвеску колес запросто могли ухайдакать, когда взлетали на бордюр с такой скоростью. Хотя кто его знает? «Волга не просто авто – это броневик, крепкая машина! Давай, следи, где появится магазин.

…Тормознули прямо у двери магазина. Я вбежал в помещение и хриплым от волнения голосом спросил у продавщиц:

— Девчата, срочно нужен телефон. За нами бандиты гонятся.

Продавщица врубилась в ситуацию сходу и кивнула головой на дверь подсобки:

— Там, в подсобке.

Я в два прыжка подскочил к подсобке и рванул дверь на себя. В небольшом помещении находились две девушки и парень, стоявшие у стола... на котором высилась большая куча денег. Видать, подсчитывали выручку. Да, не вовремя я ворвался. Троица торговых работников оторопело уставилась на меня, видок, у меня, конечно, был явно не для дипломатических раутов. Одна из девушек в ту же секунду упала грудью на стол, раскинув руки и прикрыв кровно заработанное. Да, как говорится, незваный гость…

Я стремительно поднял вверх обе руки:

— Ребята, я не грабитель. Мне нужен телефон. За нашей фурой гонятся бандиты.

Все трое синхронно кивнули на телефон, стоявший тут же, на краешке стола. Я схватил трубку и торопливо набрал номер. К счастью, отозвались сразу – нам продолжало сегодня везти. Я коротко обрисовал обстановку. Ребята с базы сказали:

— Мы сейчас едем вам навстречу. Вы где сейчас?

А кто его знает, где я сейчас? Знаю точно, что в Новосибирске. Спросил у продавцов. Они сказали адрес.

— Хорошо. Езжайте прямо. На втором перекрестке свернете направо и метров через сто припаркуйтесь. Мы вас там найдем. Уже едем…

Я от души поблагодарил продавцов за оказанную помощь и уходя, сказал:

— Всё же лучше закрываться на ключ в такие моменты... - и кивнул на ворох денег на столе.

— Ну... – все трое со смущенной улыбкой только и развели руками в оправдание своего легкомысленного поведения. – Зато вас выручили.

— Это правда. Ещё как помогли. Спасибо вам огромное… — отозвался я уже в дверях, и, приложив руку к сердцу, распрощался. На этом церемония незапланированной встречи закончилась, и я поспешил к оставленной машине.

На улице ярко светило солнце и вообще был чудесный день. Я сообщил водителю «диспозицию» и мы, соблюдая все правила движения – город-то чужой! - поехали по рекомендованному маршруту…

Всё плохое осталось позади. Но жизнь продолжалась, и впереди у нас были ещё многие сотни километров и, возможно, новые приключения, которые делают нашу жизнь интересной. Если, конечно, они благополучно заканчиваются. Как в вышеописанном рейсе.

Сентябрь 2015 года

НАЗАД
Поиск
Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Copyright MyCorp © 2017
    Конструктор сайтов - uCoz